Макс Дмитров
Опубликовано: 12:40, 19 сентябрь 2022, По материалам: intermedia
Звезды

Рецензия на фильм «Голиаф»: «Дикая банда» Адильхана Ержанова

Рецензия на фильм «Голиаф»: «Дикая банда» Адильхана Ержанова

Оценка: 7 из 10

Казахский неовестерн «Голиаф» открыл первый фестиваль стриминговых сервисов «Новый сезон» 18 сентября 2022 года, в прокат лента выходит 29 сентября 2022 года. Режиссёр: Адильхан Ержанов. В ролях: Берик Айтжанов, Данияр Алшинов, Дмитрий Чеботарёв, Александра Ревенко и другие.


Не секрет, что фестиваль стриминговых сервисов «Новый сезон» — это прямой преемник «Кинотавра», только сместившийся из приморского центра Сочи в горы Красной Поляны. Сместился и фокус фестиваля: смотр новейшего русского полнометражного кино превратился в выставку преимущественно сериальной продукции, однако для открытия был выбран всё же показ фильма, как своеобразный жест передачи эстафеты от большого экрана к контенту для экранов малых. Тем не менее, депрессивный казахский, ярко выраженный авторский фильм с субтитрами для собравшейся в «Роза Холле» публики в модных вечерних нарядах оказался тяжёлым испытанием: зрители, стоило только завершиться церемонии открытия, толпами бежали из зала, громко падали, спотыкались и всем видом показывали, что собрались здесь в последнюю очередь ради кино. Радует, что всего этого не видел сам режиссёр Адильхан Ержанов, чей «Голиаф» — несомненно, хороший фильм, но катастрофически неудачный выбор, чтобы открыть фестиваль, судьбу которого в первую очередь будут решать зрители.

Как это всегда бывает у Ержанова, местом действия его нового фильма снова выступает Каратас. Весь посёлок держит в страхе криминальный авторитет Пашаев (Данияр Алшинов), который для местных и полиция, и ЖКХ, и работодатель. Любые попытки усомниться в его власти приводят к непоправимым последствиям. На своей шкуре об этом узнаёт бедный калека Арзу (Берик Айтжанов), чья жена по неосторожности решила написать донос на Пашаева в полицию, не зная, что и она уже давно под его контролем. Когда жена Арзу не таким уж и случайным образом погибает, убитый горем калека оказывается на распутье – попытаться ли ему отомстить Пашаеву или же смериться с уготованной ему участью? К правильному решению его подталкивает сам Пашаев, решивший взять Арзу в собственную дикую банду своей правой рукой.

«Голиаф», совсем недавно показанный на Венецианском кинофестивале, ещё одно максимально каноничное кино во вселенной Адильхана Ержанова, где цветёт бандитизм, органы власти разъедает коррупция, герои очень комично матерятся, а маленькие люди всё никак не могут найти покоя, не говоря уже о счастье. В этот раз фирменный режиссёрский «казахский неонуар» ещё плотнее, чем в показанном на Роттердамском кинофестивале «Штурме» в январе этого года, вступает на территорию старого доброго ревизионистского вестерна. Здесь ужё запахло кровью и песком фильмов Крэйга Залера («Костяной томагавк» тоже был про месть), Клинта Иствуда (тон как в «Непрощённом», финальная перестрелка как в «Бродяге высокогорных равнин»), но в большей степени – великого Сэма Пекинпы.

Тем не менее, этот мрачный, тёмный, густой неовестерн обладает ритмом скорее восточного кино: вспоминаются работы китайцев Дяо Инаня, в частности его победитель Берлинале «Чёрный уголь, тонкий лёд», и его коллеги Цзя Чжанкэ, например, «Прикосновение греха». Там тоже преобладали темы насилия, как токсичного последствия власти, и бессилия перед системой, как причины для бунта маленького человека. «Голиаф» начинается (периодически к ним возвращаясь) с высказываний Макиавелли о мести – про то, что порой она бывает слишком лёгким решением проблемы. Любопытно, как агрессивно-военная риторика итальянца у Ержанова уравновешивается исламскими мудростями из Корана, когда один из героев, мусульманин, говорит Арзу, что нельзя злу отвечать злом.

«Голиаф», как авторское произведение, кажется непростым не только, потому что в нём западная жестокость вестернов облицовывается восточной мудростью, но и за счёт политического подтекста. Не зря название картины напоминает о звягинцевом «Левиафане», как бы намекая на противостояние кого-то совершенно незначительного с врагом непомерной силы. Голиаф – здесь не бандит Пашаев, а та система, что он олицетворяет. Казахстан что-то да знает о политических режимах и победах над Голиафами, отчего картина Ержанова – это в своём роде «что, если…» версия картины Звягинцева.

Дальше у набравшего стремительные обороты Адильхана Ержанова дебют в сериальной индустрии («Иви» могли сделать казаха королём 1-го «Нового сезона», но не решились привезти его «Замерзших» на фестиваль) и фильм с Александром Роднянским «Носорог» (ещё одна ниточка, тянущаяся от «Кинотавра») про отчаявшуюся мать в поисках своего сына. На роль матери Ержанов обязан взять свою новую музу, актрису Александру Ревенко, засветившуюся и здесь в образе героини-призрака за занавеской. Их тандем пока что выходит не менее гипнотическим, чем во всех смыслах космический синти-трек на финальных титрах «Голиафа», напоминающий одновременно переработку мотива любого из спагетти-вестернов Клиффом Мартинезом и мелодии советской группы «Zodiac».


Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)
Горячие темы на сегодня: