Никита Лавров
Опубликовано: 01:50, 09 август 2022, По материалам: intermedia
Звезды

Андрей Соколов: «Сегодняшняя информационная война настолько мощная, что легко потеряться в пространстве»

Андрей Соколов: «Сегодняшняя информационная война настолько мощная, что легко потеряться в пространстве»

- Я в последнее время отмечаю только пятилетки. Интересное такое наблюдение: вот вроде общаешься с людьми, считаешь, что они с тобой равноценны и в возрасте, и в уровне знаний. А потом к тебе вдруг обращаются: «Андрей Алексеевич». Понимаешь, что весовая категория несколько сместилась. В юности всегда мечтаешь стать взрослее, особенно когда самым младшим в компании бегаешь, как шантрапа. Не соображая еще, что обратной дороги, увы, нет. Точно могу сказать по себе: человек нарабатывает свой определенный возраст, в котором существует. Я за жизнь видел немало юных стариков и пожилых молодых людей. Ты в юности рискуешь стать пожилым, если ничего не хочешь. И наоборот. В качестве примера можно взять Василия Семеновича Ланового, который на девятом десятке лет горел, кайфовал. Вот это позиция, круто, когда так.

- Робел я только перед Владимиром Абрамовичем Этушем. Это единственный человек, из-за которого я плакал от обиды на мастерстве в Щукинском училище. Помню, будучи студентом второго курса, начал делать отрывок, а он меня прессовал так, что я уже не знал, куда деваться. Он свои брови сдвигает — я все больше и больше зажимаюсь. В итоге, когда он ставил отрывок из картины «Иван Васильевич меняет профессию», у меня была такая рана на сердце, так переживал. Но потом, слава Богу, отношения выстроились.

- Это из той серии, когда я уже долго работал в театре, а сыграл всего две роли. Причем вели разговоры с Марком Анатольевичем Захаровым, который обещал много, но в результате, к сожалению, реализовано ничего не было. Могу сейчас спустя время говорить такие вещи, потому что расплатился за них годами своей жизни. Но все люди разные. Кто-то впадает в депрессию от подобного положения, а я пошел и закончил высшие режиссерские курсы, получил еще одно образование и стал снимать кино. Это как в айкидо — старался трансформировать энергию в работу.

- В этом противостоянии все непросто и, конечно, хорошего в происходящем мало, что тут говорить. Спокойствия и гармонии в театр оно не приносит. Марку Борисовичу за все, что он делает, огромное спасибо. Скольким людям Варшавер помог — не только во время пандемии, когда отправлял людей в больницы, тем самым спасая им жизни, но и вообще за тот период, что работает в «Ленкоме». Управлять такой махиной и быть компромиссным — великое искусство. А также я стараюсь не выносить сор из избы. Дай Бог Варшаверу как можно дольше делать то, что он сейчас делает. В данный момент в театре творческая атмосфера, народ работает. Да, было время, когда, к сожалению, не все даже выходили на сцену, сейчас же — практически любой может подойти и попросить сделать заявку на роль.

- Стараюсь смотреть постановки, но не когда приглашают, а именно самому ходить — чтобы иметь право на собственное мнение. Плюс времени свободного не так много — хочется его тратить на те вещи, которые заведомо могут оказаться неплохими. Если говорить про Богомолова, то он талантливый человек, но то, что я видел у нас — не мой формат, не моя история. Чтобы иметь право судить об остальном — нужно самому увидеть. Сейчас же такое время, когда люди выдают какое-то модное общественное мнение за свое, даже не потрудившись изучить вопрос.

- Для меня был парадокс, когда мы проводили очередной детский кинофестиваль в Подмосковье. Собрались ребята 7-15 лет, огромный зал. И я спросил, мол, если бы мы с вами сейчас стали снимать кино, кого бы вы хотели видеть главным героем? И ни одного русского имени не прозвучало. Ни Бабы Яги, ни Шапокляк, ни Незнайки. Я понимаю, что время идет, но получается, что у нас дети-то растут на чужой культуре, впитывают чужие истины. У них и менталитет другой будет. Мы с молоком матери впариваем то, чего не должно быть. Я уверен, что детская культура должна финансироваться не по остаточному принципу, ведь мы закладываем наше будущее. Нельзя с ней делать то, что творится в последнее время. Сколько раз мы ратовали за возвращение той же "АБВГДейки", но ответ один — «не формат». Сколько раз говорили о том, что бессмысленно крутить детские фильмы в час ночи, кто их будет смотреть. Но тем самым как бы выполняются обязательства по показу. Детское кино не должно быть не форматом, это большая государственная политика, отдельно стоящий пласт.

- Если каждый день в течение месяца показывать по телевизору обезьяну, то и она станет звездой. На мой взгляд, косая сажень в плечах, голубые глаза и белокурые волосы — не самое главное. Конечно, желательно, чтобы у человека были какие-то способности, харизма, чтобы было за что любить. Аль Пачино, Джек Николсон, Евгений Леонов — сколько в них мощи? Про мой спектакль «ЛюБоль», который сейчас идет в "Ленкоме", некоторые критики писали, что там странное распределение ролей. Потому что Иван Агапов играет человека, которого любит главная героиня, а я — просто его товарищ. И хорошо бы было поменять нас местами. Но я как раз и хочу доказать, что человека любят не за рост и не за плечи, а за тот изюм, который в нем есть. Иван Валерьевич — очень интересный актер, самобытный, для меня в одном ряду со Смоктуновским. Это во-первых, а во-вторых, я не люблю предсказуемые вещи — интересно, когда парадокс.

- Я с огромным уважением отношусь к Алле Борисовне, мы знакомы, но понимаю, что в то время, когда летят снаряды, не до сантиментов. Ведь если разбираться детально, то все живые люди, кто-то мог и правда по-человечески испугаться. Кто-то мог сделать те или иные вещи, потому что не знал, как себя вести, на эмоциях выплеснуть. Я категорически против того, чтобы всех уехавших из России публичных людей ставить в один ряд. С некоторыми мы поддерживаем связь, общаемся. Многие, не только артисты, кто продолжает жить и работать в нашей стране, тоже по-разному к происходящему относятся.

- К сожалению, многие из нас оказались по разные стороны баррикад. Сегодняшняя информационная война настолько мощная, что легко потеряться в пространстве. Нужно разговаривать. Не говорить долго на неудобные темы не получится — рано или поздно придется сделать выбор. Когда априори уважаешь человека, можно сразу расставить акценты. Озвучивается мнение, аргументируется: если оно у собеседника полярное твоему, можно ведь с пониманием отнестись, а не воспринимать в штыки. Мы же люди, надо думать.

- При желании я могу и роды принять. Другое дело, что каждый должен заниматься своим делом. И время, потраченное на то, что не является моей профессией, наверно, потрачено не совсем правильно. А в охотку — почему нет. Есть одна компания, с которой мы ездим на рыбалку, где каждый раз назначается дежурный. Конечно, мы можем себе позволить переложить бытовые вопросы на специально обученных людей, но тут интересен сам процесс: такой квест, когда все сами. И когда дежурю я, все спокойны.

(Ольга Плетенева, «Стархит», 08.08.2022)

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)
Горячие темы на сегодня: